Третий возраст

Фото: www.omsktime.ru

Уже пятый год в Омске изучает русский язык 84-летняя француженка Моник Мейер. Мы поговорили с ней о том, что сподвигло её на такой смелый и неочевидный шаг, а также собрали ещё несколько историй о том, как люди в солидном возрасте решают вдруг изменить свою жизнь и начинают учиться чему-нибудь новому.

Выучу русский на пенсии

– Русский язык – это моя давняя любовь, – увлеченно рассказывает Моник МЕЙЕР. – Я начала его изучать в последний год обучения в гимназии. Мне просто нравилось что-то говорить на этом языке, слушать русскую речь, но особых успехов тогда в этом деле я не добилась. Возможно, из-за того, что это был дополнительный, но не обязательный предмет. За свою жизнь я несколько раз начинала учить русский и бросала, потому что было слишком много других дел. В очередной раз я пыталась выучить ваш язык, когда писала диссертацию об управлении советским промышленным предприятием. Я защищала ее в 1964 году. Это было как раз до вашей экономической реформы 1965 года (экономическая реформа планирования и управления народным хозяйством Советского Союза 1965 года. – Прим. автора). После реформы все порядки в промышленности переменились и стали историей. В то время я даже немного читала по-русски со словарем, но это были только экономические статьи. Понимать их было просто: там было много общепринятых международных терминов.

Когда Моник работала над диссертацией, она долго не могла выбить себе стипендию, чтобы поехать в СССР. Научная работа была посвящена устройству советского промышленного предприятия. Чтобы лучше понимать предмет диссертации, француженка хотела посетить хотя бы один завод в Советском Союзе. Забавно, но стипендию на поездку Моник получила уже после защиты диссертации. Она вспоминает, что в свой первый визит в СССР совершенно не могла объясняться на русском. Культурой страны проникнуться тоже не удалось. Это была официальная поездка в составе делегации. Иностранцам показывали «потемкинские деревни».

– Еще одна попытка начать учить русский была уже после перестройки. Я как профессор экономики бывала в командировках в разных городах России. Обычно я приезжала сюда, чтобы составить бизнес-план для предприятия. Тогда предприятия пытались получить кредиты в международных финансовых организациях, а для этого надо было предъявить бизнес-план. Этим я занималась в составе целой команды экономистов. Это были команды международных организаций под эгидой ООН. Часто бывала в закрытых городах вроде Протвино, где большой центр ядерных исследований. Были и другие клиенты: банки в Кургане и Питере, например. Тогда мне много пришлось поездить по России и узнать ее. И уже тогда, 30 лет назад, я сказала себе: «Когда буду на пенсии, обязательно выучу русский язык».

На вопрос, почему именно Омск, Моник отвечает, что далеко не сразу приехала изучать русский в город на Иртыше. Пробовала учиться в столицах.

– Я, конечно, до сих пор очень молодая, – смеется Моник. – Но не настолько, чтобы жить в таких огромных городах, как Москва или Петербург. Да, там много театров, каждый день можно посещать концерты звезд мирового уровня и все что хочешь. Но в возрасте наслаждаться этим мешают большие расстояния. На дорогу уходит час или два. Это очень трудно для пожилой женщины, и поэтому я решила, что поеду в Омск, который более...

Уже пятый год в Омске изучает русский язык 84-летняя француженка Моник Мейер. Мы поговорили с ней о том, что сподвигло её на такой смелый и  неочевидный шаг, а  также собрали ещё несколько историй о  том, как люди в солидном возрасте решают вдруг изменить свою жизнь и начинают учиться чему-нибудь новому.

Выучу русский на пенсии

– Русский язык  – это моя давняя любовь,  – увлеченно рассказывает Моник МЕЙЕР.  – Я начала его изучать в последний год обучения в гимназии. Мне просто нравилось что-то говорить на этом языке, слушать русскую речь, но особых успехов тогда в этом деле я не  добилась. Возможно, из-за того, что это был дополнительный, но не  обязательный предмет. За  свою жизнь я несколько раз начинала учить русский и бросала, потому что было слишком много других дел. В  очередной раз я пыталась выучить ваш язык, когда писала диссертацию об управлении советским промышленным предприятием. Я  защищала ее в 1964 году. Это было как раз до вашей экономической реформы 1965 года (экономическая реформа планирования и управления народным хозяйством Советского Союза 1965 года.  – Прим. автора). После реформы все порядки в промышленности переменились и стали историей. В  то время я даже немного читала по-русски со словарем, но это были только экономические статьи. Понимать их было просто: там было много общепринятых международных терминов.

Когда Моник работала над диссертацией, она долго не  могла выбить себе стипендию, чтобы поехать в СССР. Научная работа была посвящена устройству советского промышленного предприятия. Чтобы лучше понимать предмет диссертации, француженка хотела посетить хотя бы один завод в Советском Союзе. Забавно, но стипендию на поездку Моник получила уже после защиты диссертации. Она вспоминает, что в свой первый визит в СССР совершенно не  могла объясняться на русском. Культурой страны проникнуться тоже не  удалось. Это была официальная поездка в составе делегации. Иностранцам показывали «потемкинские деревни».

– Еще одна попытка начать учить русский была уже после перестройки. Я  как профессор экономики бывала в командировках в разных городах России. Обычно я приезжала сюда, чтобы составить бизнес-план для предприятия. Тогда предприятия пытались получить кредиты в международных финансовых организациях, а для этого надо было предъявить бизнес-план. Этим я занималась в составе целой команды экономистов. Это были команды международных организаций под эгидой ООН. Часто бывала в закрытых городах вроде Протвино, где большой центр ядерных исследований. Были и другие клиенты: банки в Кургане и Питере, например. Тогда мне много пришлось поездить по России и узнать ее. И уже тогда, 30 лет назад, я сказала себе: «Когда буду на пенсии, обязательно выучу русский язык».

На вопрос, почему именно Омск, Моник отвечает, что далеко не  сразу приехала изучать русский в город на Иртыше. Пробовала учиться в столицах.

– Я, конечно, до сих пор очень молодая,  – смеется Моник.  – Но не настолько, чтобы жить в таких огромных городах, как Москва или Петербург. Да, там много театров, каждый день можно посещать концерты звезд мирового уровня и все что хочешь. Но в возрасте наслаждаться этим мешают большие расстояния. На дорогу уходит час или два. Это очень трудно для пожилой женщины, и поэтому я решила, что поеду в Омск, который более компактный по вашим меркам. Но перед этим я два года ездила на языковые курсы в Новосибирск. Академгородок очень красивый, живешь как будто в лесу. Но вся культурная жизнь происходит в Новосибирске, до которого надо прилично ехать. К  тому же там у меня были не  очень хорошие отношения со студентами. Была очень маленькая группа: я и два американца. Они были очень специфическими, с головой погружены в религию. На занятиях они обычно молчали, никогда не задавали вопросов. Как немые. Это было очень тяжело. Не  хочу кого-то задеть и показаться грубой, но они открывали рот только для того, чтобы говорить на религиозные темы. Любые тексты они интерпретировали с религиозной точки зрения, и часто это было очень неуместно.

Выбрать Омск француженке также помогло ее страстное увлечение чтением. В  молодости она прочитала роман Жюля Верна «Михаил Строгов». Моник была под большим впечатлением от этой книги и ее главного героя, который по сюжету романа был родом из Омска.

– Мишель Строгов попадает в плен к татарам, которые ослепляют его раскаленной саблей, но в конце романа оказывается, что он чудом избежал ослепления,  – увлеченно рассказывает Моник, будто бы дочитала роман полчаса назад.  – В общем, очень захватывающий сюжет. И вот однажды я вспомнила этот роман и подумала: почему бы не поехать в Омск? Я узнала, что здесь тоже есть прекрасные курсы для иностранцев и много театров. Для меня это важно. Здесь я много хожу на спектакли, концерты и так далее. Я  ведь живу в общежитии ОмГПУ в самом центре города. Я живу в отдельной комнате. Своим соседкам я гожусь в прабабушки. Им двадцать  – мне восемьдесят. Но соседки у меня очень приятные, они мне помогают, например разобраться с телефоном, когда я не  понимаю, что надо делать и куда нажать. Для меня очень хорошо, что от моего общежития все близко. Пользоваться транспортом мне приходится, только когда я езжу на рыбный рынок, потому что я обожаю вашу рыбу. Рынок далеко, и я езжу туда на автобусе. А  так я везде хожу пешком. Последний раз я была в «Галерке» на спектакле «Сергей Есенин». Конечно, я не  все поняла, стихи для иностранца понимать труднее, но все равно это было очень интересно. И  вот сегодня вечером я снова поеду в «Галерку» на пьесу по Тургеневу «Провинциалка». Я  часто хожу в Органный зал.

Француженка уже пятый год подряд приезжает в Омск. В этот раз она приехала на три месяца. Уже появились друзья и знакомые, исключительно омский круг общения.

– Я уже чувствую себя здесь как дома. Это очень приятно. Я же человек с Альп, и много ходить по снегу для меня очень привычное занятие (смеется). А  зимой я до сих пор катаюсь на лыжах. Наверное, это можно назвать секретом моей активности в старости. А  вообще особых правил жизни у меня нет. Я  живу как хочу. Я  из маленькой деревни, которая стоит у самой итальянской границы. Она находится на высоте 1200 метров. Это рядом с Греноблем, где я читала лекции в университете. Но там, конечно, не  так холодно, как у вас, это все-таки Южные Альпы. Я  немножко могу говорить по-английски и по-испански, понимаю итальянский. Но русский  – совсем другая вселенная. Для меня русский язык очень-очень трудный. Особенно ваши глаголы. Этот совершенный и несовершенный вид. Для меня это просто ужасно. Может, вы это не  осознаете, но вот, например, слова «обратиться» или «обращаться»  – когда надо как говорить, для иностранца совершенно непостижимо. Еще для француза непонятно и нелогично русское ударение. У нас такого «безобразия» нет. Во  французском языке во всех словах ударение ставится на последний слог.

У Моник Мейер в жизни было много поводов и причин изучать русский язык. Но главным она считает литературу.

– Может быть, на политической арене отношения России и Франции могут иметь разногласия, но между простыми людьми всегда было взаимопонимание. Мне кажется, французы высоко ценят русскую культуру. Когда ваши артисты приезжают к нам, они всегда имеют большой успех. Я  сама люблю русскую культуру и загорелась идеей изучения языка, чтобы приобщиться к ней. Я  очень хотела читать произведения русских писателей в подлиннике. Теперь у меня получается, и это совсем другое ощущение. Я  люблю Толстого  – «Анну Каренину», «Войну и мир». Я  восхищаюсь Булгаковым, который при Сталине смел писать такие произведения, то же «Собачье сердце». Он для меня наравне с Мольером. Конечно, я читала «Преступление и наказание» особенного для Омска Достоевского, еще «Бесы», «Двойник». Естественно, я смотрю в словарь, когда читаю, но все равно это большое наслаждение.

Коран на языке оригинала

– Несколько лет назад у меня умер муж, и я осталась одна в пустой квартире, дети к тому времени уже давно жили отдельно со своими семьями. Я  не  знала, куда себя деть,  – после пенсии я продолжала работать, это хоть как-то помогало, но дома после работы было тяжело,  – рассказывает 70-летняя омичка Хатира САИТГАРЕЕВА.  – Сын предлагал переехать к нему, но я не  хотела их стеснять:внуки подросли и уже не в том возрасте, чтобы им было интересно с бабушкой. Я  маялась, пыталась чем-то себя занять, убирала, мыла полы по нескольку раз. Включала телевизор, но я не  могу его смотреть, там слишком много говорят и какую-то ерунду рассказывают. Иногда просто сидела на одном месте по нескольку часов, думала о разном, вспоминала прошлое. В  какой-то момент я стала понимать, что так долго не проживу  – либо с ума сойду, либо ещё что.

Как-то раз Хатира съездила с сыном в Китай, и эта поездка стала переломным моментом.

– Было интересно, но тяжело: китайцы ещё более шумные и болтливые, чем телевизор, и людей там повсюду очень много. Но больше всего мне было неуютно оттого, что я совершенно ничего не  понимала. У них экзотическая кухня, непонятно что из чего сделано, но всё очень хотелось попробовать. А я и двух слов не  могла связать, даже каких-то элементарных вещей по-английски  – как пройти, сколько стоит. Я  могу говорить по-русски и по-татарски, но толку там от этого немного. Ещё многие китайцы подходили ко мне фотографироваться  – они что-то радостно говорили, а я не  понимала и очень неловко себя чувствовала. Только потом выяснилось, что я похожа на китаянку, но у меня намного более светлая кожа, а у них это считается очень красивым и необычным.

Во время поездки Хатира Саитгареева решила выучить китайский, чтобы в следующий раз чувствовать себя комфортнее, и уже дома наткнулась на объявление о языковых курсах.

– Пойти решила на арабский: я мусульманка и подумала, что было бы здорово прочитать Коран на том языке, на котором он был написан. Пошла на курсы, старалась делать больше, чем задавали. На работе у меня был свой кабинет, я закрывалась и читала книги, дома вечерами пыталась что-то переводить. Поначалу было очень сложно, но в итоге дело пошло. Я  прочитала Коран три раза, могу читать молитвы на арабском  – меня даже иногда зовут для этого на мероприятия, вроде праздников или поминок, но я отказываюсь. Вести молитву может только мулла, да мне это и не  нужно, я не  люблю лишнего внимания к себе.

Уроки рисования

Как рассказали в школе искусств для взрослых и детей «Ренессанс Плюс», каждый год к ним поступает довольно много учеников солидного возраста. Один из них поспорил с внуком, что к своему 80-летию научится играть на гитаре,  – и в итоге не  только научился, но и сочинил для школы искусств гимн, который собственноручно исполнил на выпускном концерте. Кто-то идёт на курсы рисования: одна из учениц, 63-летняя Антонина Елькина, сейчас учится у художника Александра Шафеева.

– У одной подруги висела картина, которая мне очень нравилась. Однажды она её сняла, а я попросила её мне подарить, раз она не  нужна, но она её, оказывается, уже успела куда-то деть. Я  сначала расстроилась, а потом подумала: я что, сама не  смогу что-нибудь такое нарисовать?  – рассказывает Антонина Александровна.  – На пенсию я пошла рано, в 47 лет, из-за вредности: я работала на химическом производстве, на заводе СК, после того как окончила химфак ОмГУ и попала туда по распределению. Сначала работала в центральной заводской лаборатории, потом сократили, и пошла в технологический цех. На пенсии заняться особо нечем, живу я одна, с котом. До этого особо не  рисовала, но это стало модно, что ли,  – многие знакомые стали заниматься, дай, думаю, и я попробую. Стала покупать журналы с уроками рисования, потом записалась в школу портрета Мовляна, отучилась два курса там, но потом поняла, что это не  мой жанр, как-то это несерьёзно. И  что у меня нет ни опыта, ни каких-то знаний, и нужно подучиться. Стала заниматься здесь.

Антонина Александровна признаётся: получается пока не всё  – страдает рисунок, есть проблемы с теплохолодностью, да и просто пока не  хватает техники.

– Акварель пока хуже всего выходит, и хотя Александр Геннадьевич говорит, что получается нормально, но я этого не  вижу. Очень нравятся пейзажи  – тут, как говорил один художник из Екатеринбурга, нас никто проверять не  будет. Если натюрморт лежит прямо перед тобой и ты не  отступишь от него, нужно соблюдать и форму, и пропорции, то в пейзажах обычно плюс-минус. Масло мне кажется самой легкой техникой, но и самой дорогой  – у меня и так на хобби уходит половина пенсии. Я  два раза ездила на пленэр - на Алтай и на Урал, участвовала в выставке в доме Кондратия Белова. Какой-то глобальной цели у меня нет  – для начала нужно овладеть техникой, пока так, рисую картинки и дарю знакомым на дни рождения.

Новые привычки

Сергей ПОТЕХИН получил права в возрасте 67 лет, хотя до этого всю жизнь считал, что машина ему ни к чему.

– Во-первых, просто было лень, честно говоря. Работа, дети, дел всегда хватало, и куда-то ещё ходить, что-то учить  – просто не  хотелось тратить на это время. Да и зачем мне вся эта возня?  – рассказывает пенсионер.  – Вместе с машиной появляются проблемы: куда её поставить, как чинить, если ломается что-нибудь, страховка, ещё какая-то ерунда. Мне казалось, что если этим начнёшь заниматься, то оно затянет навсегда и ни на что не  останется времени, будешь всё время сидеть в гараже, перемазанный солярой. Деньги опять же нужны, автомобиль  – это же сплошные расходы. Ещё я любил иногда немного выпить и думал: а вдруг, если у меня будет машина, мне пьяному взбредёт в голову сесть за руль покататься, и задавлю кого-нибудь. В  тюрьме не  хотелось бы оказаться.

Только на пенсии Сергей Александрович задумался о том, чтобы всё-таки стать водителем.

– Времени свободного стало больше. Я  рассудил, что если буду пить дальше, то ничего хорошего из этого не  выйдет, и завязал совсем. Потом обзавелись с женой дачей, на общественном транспорте ездить туда из Нефтяников было неудобно. Подумали, как было бы здорово на своей машине, тем более что деньги мы кое-какие скопили, а водить некому. Пошёл в автошколу  – помню, ещё переживал, что вот я один буду там самый старый. А  в итоге никто даже не  удивился: это сейчас обычное дело, когда пенсионеры учатся водить. Первое время было сложно  – я волновался за рулём очень сильно, путал педали, координации не  хватало. Сложно было всё запомнить, но я старался и сдал в итоге экзамен со второго раза. Купили машину сразу же, всё оформили. Первое время боялся ездить по городу  – кружил вокруг дома по 20–30 минут, потом по району, потом стал расширять географию. Зимой ездить мне не  очень нравится, больше мы катаемся летом, на дачу. В  остальное время  – в магазин закупиться изредка разве что. Дети живут рядом, а чтобы куда-то сходить  – лучше лишний раз прогуляться пешком.

  omskgazzeta.ru  
 
По теме
altText - OmskTime.Ru Максим Ноготков всего добился сам, он построил группу компаний «Связной» и одноименный банк, став самым молодым миллиардером в России.
26.03.2018
 
 
 
Две трети омичей устраивает качество дорог - Om1.Ru Фото: Архив портала Om1.ru В опросе участвовало 500 автолюбителей. Специалисты сервиса SuperJob провели опрос жителей нескольких городов России, среди которых есть и Омск.
15.11.2018
 
C 15 по 17 ноября в северной столице проходит VII Санкт-Петербургский международный культурный форум, в котором принимает участие делегация Омской области во главе с министром культуры Юрием Трофимовым.
16.11.2018 Министерство культуры
Автор Виолетта Гордиенко Фото Евгений Кармаев Актер Лицейского театра Алексей Осипов за несколько лет службы искусству смог завоевать сердца не только взрослых, но и самых маленьких зрителей.
14.11.2018 Омская правда
Как Омичи отметили День народного единства Праздник для всех Театральный сквер возле Концертного зала стал главной площадкой гуляний в День народного единства.
07.11.2018 Омская правда
Воспитанники фотостудии «Красная гвоздика» центра творческого развития и гуманитарного образования завоевали три золотые медали на всероссийском детско-юношеском фотофестивале «Лица России» в рамках национальных культур
16.11.2018 Минобрнауки Омской области
C 15 по 17 ноября в северной столице проходит VII Санкт-Петербургский международный культурный форум, в котором принимает участие делегация Омской области во главе с министром культуры Юрием Трофимовым.
16.11.2018 Министерство культуры
Так, меньше значения тарифов на тепловую энергию станут у потребителей АО «Вагонная ремонтная компания-1» Нововаршавского района, ООО «Тепловик» Горьковского района и АО «Черноглазовский элеватор Таврического района,
15.11.2018 Энергетическая комиссия